Практика применения договоров хранения

(дополнительные документы)

Для характеристики практики применения договора хранения наиболее показательными являются следующие примеры.

Сочинский транспортный прокурор обратился в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о привлечении общества с ограниченной ответственностью “Международное транспортное агентство “Олимпик Сервис”” к административной ответственности на основании ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ за предоставление услуг по хранению багажа в аэропорту города Сочи без соответствующей лицензии.

Решением суда первой инстанции от 2 августа 2004 г. в удовлетворении требования отказано.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановлением от 7 октября 2004 г. указанное решение отменил, в удовлетворении требования отказал в связи с истечением на момент рассмотрения дела в суде кассационной инстанции двухмесячного срока для привлечения к административной ответственности, установленного статьей 4.5 КоАП РФ.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд РФ, о пересмотре в порядке надзора названного постановления суда кассационной инстанции общество с ограниченной ответственностью ссылалось на неправильное применение этим судом норм материального права и необоснованный вывод о наличии оснований для привлечения общества к административной ответственности.

Общество с согласия Территориального управления Министерства имущественных отношений РФ по городу Сочи заключило с государственным унитарным предприятием “Аэропорт Сочи” договор аренды камеры хранения пассажирского комплекса аэропорта. В арендуемом помещении общество предоставляло услуги камеры хранения.

В ходе проверки соблюдения в аэропорту действующего законодательства о лицензировании, проведенной Сочинской транспортной прокуратурой, установлен факт предоставления обществом услуг камеры хранения без соответствующей лицензии. По результатам проверки Сочинским транспортным прокурором вынесено постановление от 28 июля 2004 г. о возбуждении дела об административном правонарушении.

Отказывая в привлечении общества к административной ответственности, суд первой инстанции сослался на действующее законодательство, в силу которого услуги камеры хранения не подлежат лицензированию.

Отменяя указанное решение, суд кассационной инстанции сделал противоположный вывод. Суд счел, что деятельность по предоставлению услуг камеры хранения в аэропорту является деятельностью по обслуживанию пассажиров и багажа и согласно требованиям ст. 9 Воздушного кодекса РФ и подпункта “б” п. 2 Федеральных авиационных правил лицензирования деятельности в области гражданской авиации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 24 января 1998 г. № 85, подлежит обязательному лицензированию.

Между тем суд кассационной инстанции дал неправильное толкование указанным нормам.

На основании подпункта 1 п. 1 ст. 9 Воздушного кодекса РФ лицензированию подлежит деятельность в области авиации, в том числе по обслуживанию багажа на аэродромах и в аэропортах.

В силу положений п. 4.1.1 Правил перевозки пассажиров, багажа и грузов на воздушных линиях Союза ССР, утвержденных приказом Министерства гражданской авиации СССР от 16 января 1985 г. № 19, зарегистрированным или незарегистрированным багажом (ручной кладью) являются перевозимые пассажиром вещи.

На основании п. 4.10.1 указанных Правил камеры хранения организуются в аэропортах и городских аэровокзалах для временного хранения вещей пассажиров. Таким образом, вещи, сданные в камеру хранения, не приобретают статуса багажа, перевозимого в соответствии с договором перевозки.

Поскольку указанные вещи не относятся к багажу, по смыслу законодательства, регламентирующего воздушные перевозки, лицензия на осуществление деятельности по предоставлению в аэропортах услуг камеры хранения не требуется.

Учитывая изложенное и руководствуясь ст. 303, п. 5 ч. 1 ст. 305, ст. 306 Арбитражного процессуального кодекса РФ, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ постановил: постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 07.10.2004 Арбитражного суда Краснодарского края отменить, а решение суда первой инстанции Арбитражного суда Краснодарского края от 2 августа 2004 г. по данному делу оставить без изменения.

Таким образом, деятельность хранителя подлежит лицензированию только в случаях, прямо указанных в законодательстве. Во всех остальных случаях лицензии не требуется.

Интересен также следующий пример из практики Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа.

Общество с ограниченной ответственностью “ОмскСинтезПласт” обратилось в Арбитражный суд Омской области с иском к ДГУП “Ростэк-Омск” о взыскании задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Исковые требования мотивированы тем, что ДГУП “Ростэк-Омск” не исполнило обязательства перед ОАО “ПМК-108” “Сельхозводстрой” по заключенному 25 сентября 2000 г. договору хранения № 55 в части оплаты услуг по хранению дизельного топлива в количестве 19,7 тонны.

Решением от 24 февраля 2005 г. Арбитражного суда Омской области исковые требования частично удовлетворены.

Суд мотивировал решение тем, что ответчик не исполнил свое обязательство по договору хранения; требование в части взыскания процентов подлежит удовлетворению частично, исходя из учетной ставки 13%.

Постановлением апелляционной инстанции от 25 июля 2005 г. решение изменено.

Суд исходил из того, что в договоре не определен срок оплаты услуг, надлежащих доказательств о получении ответчиком извещения истца о состоявшейся уступке требования не представлено, ответчик факт получения извещения отрицает.

Судом апелляционной инстанции на основании статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса РФ произведена замена Дочернего государственного унитарного предприятия “РОСТЭК-Омск” Государственного унитарного предприятия “РОСТЭК” на ФГУП “РОСТЭК”, г. Москва.

В кассационной жалобе ДГУП “Ростэк-Омск”, ссылаясь на неполное выяснение судебными инстанциями обстоятельств, имеющих значение для дела, просил отменить обжалуемые судебные акты, принять новый судебный акт.

Податель кассационной жалобы полагал, что акт приемки-передачи от 25 сентября 2000 г. нельзя рассматривать в качестве неотъемлемой части договора хранения № 55, так как со стороны ответчика акт подписан специалистом Свириденко А.А., которого нельзя рассматривать в качестве надлежащего представителя от ДГУП “Ростэк-Омск” по договору хранения; акт приема-передачи не заверен печатью ДГУП “Ростэк-Омск”; в соответствии с п. 2.2 договора Хранитель обязан выдать поклажедателю документы, подтверждающие принятие товара на хранение, однако такие документы не были представлены истцом; договор хранения не был реализован, и фактической передачи ДГУП “РОСТЭК-Омск” топлива на хранение не было; если бы товар был передан на хранение не таможенным органом, а ДГУП “РОСТЭК-Омск”, то последний был бы привлечен таможенным органом к административной ответственности.

Кассационная инстанция, в соответствии со ст. 274, 286 Арбитражного процессуального кодекса РФ, проверив правильность применения судебными инстанциями норм материального и процессуального права, приняла решение о том, что кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Как следует из материалов дела, между ДГУП “Ростэк-Омск” и ОАО “ПМК-108” “Сельхозводстрой” 25 сентября 2000 г. был заключен договор хранения № 55, согласно которому ответчик передал последнему на хранение дизельное топливо в количестве 19,7 тонны, что подтверждается актом приемки-передачи материальных ценностей на ответственное хранение от 25 сентября 2000 г., подписанным сторонами в присутствии представителя таможенного органа.

Пунктом 3.1 договора предусмотрена оплата услуг за хранение в размере 35 рублей в сутки за 1 тонну товара.

Указанное дизельное топливо находилось на хранении у ОАО “ПМК-108” “Сельхозводстрой” до 10 августа 2002 г., когда судебным приставом-исполнителем Исилькульского ПССП был составлен акт описи и ареста имущества.

Ответчик свое обязательство по оплате не исполнил, в связи с чем образовалась задолженность в размере 471618 рублей, которую истец, право требования к которому перешло на основании заключенного с ОАО “ПМК-108” “Сельхозводстрой” договора уступки требования от 29 апреля 2004 г., просит взыскать в судебном порядке.

Согласно п. 1 ст. 896 Гражданского кодекса РФ вознаграждение за хранение должно быть уплачено хранителю по окончании хранения, а если оплата хранения предусмотрена по периодам, оно должно выплачиваться соответствующими частями по истечении каждого периода.

Из материалов дела следует, что ответчик не исполнил свои обязанности по договору хранения.

Суд кассационной инстанции соглашается с выводом суда апелляционной инстанции о том, что, несмотря на то, что акт приемки-передачи со стороны Поклажедателя подписан и. о. заведующего складом временного хранения “Исилькульский” ДГУП “Ростэк-Омск” Свириденко А.А., из текста самого акта следует, что он является приложением к договору хранения от 25 сентября 2000 г.

Более того, к договору хранения № 55 от 25 сентября 2000 г. прилагалась “опись материальных ценностей на ответственное хранение”, в которой указан товар, передаваемый на хранение, — дизельное топливо в количестве 19700 литров.

Довод подателя кассационной жалобы о том, что договор хранения не был реализован, не подтверждается доказательствами.

Суд обоснованно исходил из того, что тот факт, что договор хранения № 55 не был зарегистрирован в журнале учета договоров, заключаемых ДГУП “Ростэк-Омск” с другими организациями, кредиторская задолженность по данному договору не проходила по данным бухгалтерского учета, не может служить доказательством незаключения между ДГУП “Ростэк-Омск” и ОАО “ПМК-108” “Сельхозводстрой” договора хранения, поскольку правила ведения делопроизводства и бухгалтерского учета являются лишь вторичными по отношению к гражданско-правовым сделкам.

Довод заявителя о том, что если бы товар, первоначально помещенный на хранение в СВХ “Исилькульский” ДГУП “РОСТЭК-Омск”, был передан на хранение ОАО “ПМК-108” “Сельхозводстрой” не таможенным органом, а ДГУП “РОСТЭК-Омск”, то последний был бы привлечен к административной ответственности, обоснованно судом отклонен по мотивам, указанным в судебном акте.

Учитывая изложенное, руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 287, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса РФ, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановил: решение от 24 февраля 2005 г. и постановление апелляционной инстанции от 25 июля 2005 г. Арбитражного суда Омской области оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.