Обменник

Практика применения учредительных договоров

(дополнительные документы)

1. Читинский областной арбитражный суд решением от 13 сентября 1995 года по иску ТОО “Волна” признал отказ администрации Читы зарегистрировать изменения и дополнения, внесенные в учредительные документы истца, незаконным и обязал ее совершить их регистрацию.

В апелляционной и кассационной инстанциях дело не рассматривалось, надзорный протест заместителя Генерального прокурора РФ был принесен по собственной инициативе, поскольку суд принял не основанное на законе решение, затрагивающее права и интересы лиц, не участвующих в деле.

Обязывая ответчика осуществить регистрацию изменений и дополнений в учредительные документы истца (учредительный договор и новая редакция устава ТОО “Волна”), суд проигнорировал требования гражданского законодательства, регулирующего деятельность коммерческих организаций.

Истец зарегистрирован администрацией Ингодинского района Читы 16 ноября 1992 года как товарищество с ограниченной ответственностью, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации, учредительным договором, согласно которому товарищество образовано группой граждан из семи человек, его уставный фонд сформирован за счет личных средств учредителей.

Согласно пункту 2 ст. 4 Федерального закона “О введении в действие первой части Гражданского кодекса РФ” со дня официального опубликования части первой ГК (8 декабря 1994 года) к товариществам с ограниченной ответственностью применяются нормы главы 4 ГК РФ об обществе с ограниченной ответственностью (ст. 87 — 94).

Из сказанного следует, что процедура принятия решения о внесении изменений в учредительный договор и устав товарищества с ограниченной ответственностью, равно как и сами эти изменения, должны соответствовать требованиям вышеназванных норм Гражданского кодекса РФ.

Как свидетельствует содержание представленных истцом нового учредительного договора от 17 августа 1995 года и новой редакции устава ТОО “Волна” от 17 августа 1995 года, эти требования закона при их принятии не соблюдены.

Статьей 91 ГК РФ решение вопросов об изменении устава общества, изменении размера его уставного капитала, реорганизации общества отнесено к исключительной компетенции общего собрания участников общества.

Представленные на регистрацию новые учредительный договор и устав ТОО предусматривают существенное изменение состава участников (из семи бывших участников ТОО осталось четверо, введен один новый), многократное увеличение уставного капитала (с 75 тысяч рублей до 23,7 миллионов рублей), однако подтверждения о том, что эти вопросы решены всеми участниками товарищества, в деле отсутствуют.

Новый учредительный договор подписан частью участников товарищества (четыре лица из семи). Это означает фактическое выведение трех участников товарищества из его состава, помимо их воли и желания, что неизбежно влечет ущемление их имущественных прав.

Согласно смыслу п. 1 ст. 6 Федерального закона “О введении в действие части первой ГК РФ” реорганизуемые после введения в действие гл. 4 ГК коммерческие организации должны иметь организационно — правовую форму, предусмотренную ГК РФ.

Представленный на регистрацию устав содержит не предусмотренную действующим гражданским законодательством организационно-правовую форму — товарищество с ограниченной ответственностью. Этот документ не содержит положений о правопреемстве по обязательствам реорганизованного юридического лица, что в соответствии с пунктом 2 статьи 59 ГК РФ влечет отказ в государственной регистрации вновь возникшего юридического лица.

В учредительном договоре (в пункте № 6) содержится запись о внесении участниками долей в уставный капитал в течение трех месяцев после регистрации коммерческой организации, в то время как п. 3 ст. 90 ГК РФ обязывает его участников оплатить к моменту регистрации общества не менее половины уставного капитала.

Представленный на регистрацию устав содержит ряд иных положений, грубо противоречащих законодательству (о возмещении убытков предприятия за счет дополнительных взносов участников и др.).

Регистрация учредительных документов истца в таком виде неизбежно ущемит права других участников реорганизуемого товарищества, отрицательно скажется на интересах государства и субъектов предпринимательства, вступающих с ним в хозяйственные отношения.

Протест заместителя Генерального прокурора РФ рассмотрен Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ и удовлетворен — решение суда первой инстанции отменено, в иске ТОО “Волна” отказано.

2. Если акционер (участник) хозяйственного общества состоит с этим обществом в трудовых отношениях, то прекращение в установленном порядке указанных отношений само по себе не влечет изменения статуса данного лица как акционера (участника).

Т. работала в обществе с ограниченной ответственностью (ООО), являясь его учредителем. В связи с увольнением по собственному желанию она была исключена из состава учредителей. Считая исключение незаконным, Т. обратилась в суд с заявлением о восстановлении ее в составе учредителей ООО. Решением суда (оставленным без изменения надзорной инстанцией) в удовлетворении требования отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ удовлетворила протест, внесенный в порядке надзора, отменив судебные постановления и направив дело на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении требований Т., суд руководствовался тем, что общество с ограниченной ответственностью представляет собой объединение граждан и юридических лиц для совместной хозяйственной деятельности, а в связи с тем, что Т. утратила трудовые отношения с данным обществом, она лишилась возможности участвовать в его хозяйственной деятельности.

С данным выводом суда согласиться нельзя.

Отношения работника и предприятия, возникшие на основе договора о членстве в хозяйственном товариществе или обществе, регулируются гражданским законодательством и учредительными документами товарищества или общества. В том случае, если учредительные документы ограничивают права собственника, он вправе обратится в суд с требованием о признании их недействительными. Отказав Т. в удовлетворении иска, суд по существу признал идентичными понятия: совместная хозяйственная деятельность учредителей и трудовые отношения учредителей с товариществом или обществом.

Между тем, как разъяснили Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в пункте 29 постановления от 1 июля 1996 года “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ”, если акционер (участник) хозяйственного общества состоит с последним в трудовых отношениях, то прекращение в установленном порядке указанных отношений само по себе не влечет изменения статуса данного лица как акционера (участника). Уставом ООО предусмотрено право учредителя своим трудом участвовать в деятельности товарищества, поэтому вывод суда от отказе Т. в иске в связи с утратой трудовых отношений нельзя признать соответствующим учредительным документам ООО.

3. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ рассмотрел протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ на постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 24 марта 1999 года по делу № А60-441/98-С5 Арбитражного суда Свердловской области.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее.

Федерация профсоюзов Свердловской области (далее — федерация) обратилась в Арбитражный суд Свердловской области с иском к администрации Кировского района города Екатеринбурга и Управлению регистрации субъектов предпринимательской деятельности города Екатеринбурга о признании недействительным постановления главы администрации от 1 ноября 1996 года № 842-и в части регистрации изменений учредительного договора товарищества с ограниченной ответственностью “Рось-92” (далее — товарищество), а также актов согласования и государственной регистрации, произведенных начальником Кировского отделения названного управления.

Решением от 7 апреля 1998 года иск удовлетворен частично. Постановление главы администрации признано недействительным в части регистрации изменения в статью 5 учредительного договора о создании товарищества о вкладе Свердловским областным советом профсоюзов в уставный фонд товарищества здания гостиницы. В остальной части иска отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 25 июня 1998 года решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 24 августа 1998 года отменил решение и постановление в части признания недействительным постановления главы администрации и дело в этой части передал на новое рассмотрение. В остальной части судебные акты оставлены без изменения.

При новом рассмотрении дела решением от 26 октября 1998 года исковое требование о признании недействительным постановления главы администрации в указанной части удовлетворено.

Постановлением апелляционной инстанции от 11 января 1999 года решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 24 марта 1999 года решение от 26 октября 1998 года и постановление от 11 января 1999 года отменил, в иске отказал.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ предлагается постановление кассационной инстанции отменить, решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции оставить в силе.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, товарищество учреждено Свердловским областным советом профсоюзов, правопреемником которого является истец, и членами трудового коллектива гостиницы облсовпрофа. Согласно учредительному договору облсовпрофом в качестве вклада в уставный капитал товарищества передано право пользования зданием гостиницы.

Решением общего собрания участников товарищества от 18 октября 1996 года (протокол № 4) принята новая редакция ст. 5 учредительного договора, согласно которой федерация вместо права пользования зданием передала в уставный фонд товарищества само здание.

Исходя из этого решения данное изменение было зарегистрировано обжалуемым постановлением главы администрации Кировского района города Екатеринбурга.

Суды первой и апелляционной инстанций, удовлетворяя исковое требование, пришли к выводу об отсутствии оснований для регистрации указанного изменения, так как регистрирующему органу не было представлено надлежащего решения учредителей об изменении учредительного договора. Протокол общего собрания участников товарищества, подписанный председательствующим и секретарем собрания, таким решением не является.

Суд кассационной инстанции отказ в удовлетворении иска мотивировал тем, что законодательством предусмотрен уведомительный порядок регистрации изменений учредительных документов юридического лица и не установлено обязанности регистрирующего органа проверять соблюдение порядка внесения этих изменений и их достоверность. Поскольку регистрирующему органу были представлены надлежащим образом оформленные документы, этот орган, по мнению суда, был обязан произвести регистрацию.

Эти выводы являются ошибочными.

В силу ст. 51, 52 ГК РФ изменения учредительных документов юридического лица подлежат государственной регистрации. Исходя из смысла указанных статей Кодекса регистрирующий орган обязан проверять соблюдение установленного законом порядка внесения изменений и соответствие этих изменений закону за исключением случаев, когда законом прямо предусмотрен иной, в частности уведомительный, порядок государственной регистрации изменений в учредительные документы.

В связи с этим ссылка суда кассационной инстанции на ст. 34 Закона РСФСР “О предприятиях и предпринимательской деятельности”, не содержащую прямого указания на то, что изменения в учредительные документы подлежат регистрации в уведомительном порядке, и не определяющую случаев применения такого порядка, является несостоятельной.

Истцом оспаривается ненормативный акт органа местного самоуправления, который может быть признан недействительным при условии, если этот акт не соответствует законодательству и нарушает права и законные интересы истца.

В обоснование исковых требований федерация сослалась на следующее. Решение о передаче здания гостиницы в уставный фонд товарищества уполномоченным органом федерации не принималось. Общее собрание членов товарищества и участвовавший в собрании представитель федерации неправомочны распоряжаться имуществом последней, поэтому собрание не вправе было принимать решения о передаче здания гостиницы в уставный фонд товарищества. В результате государственной регистрации этих незаконно принятых изменений в учредительный договор были нарушены права федерации.

Указанные обстоятельства с учетом обязанности регистрирующего органа проверять соблюдение установленного законодательством порядка внесения изменений в учредительные документы и соответствие этих изменений закону входят в предмет доказывания по делу.

Поэтому нельзя согласиться и с утверждением суда кассационной инстанции о том, что суды первой и апелляционной инстанций вышли за рамки предмета исковых требований, исследовав правомерность решения общего собрания участников товарищества от 18 октября 1996 года о внесении в ст. 5 учредительного договора упомянутого изменения.

Принимая судебные акты, суды первой и апелляционной инстанций правомерно исходили из того, что учредительный договор товарищества является многосторонней сделкой гражданско-правового характера, а поэтому согласно п. 17 упомянутого договора и ст. 450 ГК РФ может быть изменен только путем подписания учредителями (участниками сделки) соглашения об изменении договора.

Между тем такого соглашения или иного документа, подписанного всеми учредителями, в деле не имеется.

Кроме того, истец не представил и документов, свидетельствующих о принятии федерацией решения о передаче здания гостиницы в качестве вклада в уставный фонд товарищества.

При таких обстоятельствах вывод судов первой и апелляционной инстанций о признании недействительным постановления главы администрации Кировского района города Екатеринбурга от 1 ноября 1996 года №. 842-и в оспариваемой части следует признать правильным.

4. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ рассмотрел заявление гражданина Самко В.А. о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции от 15 декабря 2003 года, постановления суда апелляционной инстанции от 16 февраля 2004 года Арбитражного суда Приморского края по делу № А51-12772 / 0334-108 и постановления Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 22 июня 2004 года по тому же делу.

Самко В.А. обратился в Арбитражный суд Приморского края с иском к гражданину Кондобаеву В.М. и обществу с ограниченной ответственностью “Глори” о признании недействительными решений общего собрания участников общества от 10 февраля 2003 года (протокол № 7) об удовлетворении заявления Самко В.А. о выходе его из числа участников общества, об освобождении его от обязанностей директора общества и назначении на эту должность Кондобаева В.М., а также об обязании Кондобаева В.М. внести изменения в учредительные документы общества.

Самко В.А. утверждает, что в начале 2003 года им был написан черновик заявления о выходе из общества, который он не подписывал и в общество не передавал, но которым воспользовались без его ведома. Собрание от 10 февраля 2003 года проведено в отсутствие Самко В.А., не извещенного о месте и времени его проведения. Подпись Самко В.А. на протоколе собрания подделана. Истец также указал на то, что принятыми на собрании решениями нарушены его права и законные интересы.

Решением суда первой инстанции от 15 декабря 2003 года в удовлетворении иска отказано.

Суд установил, что обществом “Глори” до проведения спорного собрания его участников зарегистрировано заявление Самко В.А. от 8 января 2003 года о выходе из числа участников общества и выплате принадлежащей ему доли, составляющей 50 процентов уставного капитала общества. Несмотря на то, что заявление не подписано ни истцом, ни его представителем, суд расценил его как надлежащий документ, свидетельствующий о выражении воли Самко В.А. на выход из общества. Сделав вывод, что Самко В.А. на дату проведения спорного собрания не являлся участником общества и, следовательно, не обладал полномочиями по оспариванию решения общего собрания, суд в удовлетворении иска отказал.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 16 февраля 2004 года решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа постановлением от 22 июня 2004 года оставил указанные судебные акты в силе.

Вывод судебных инстанций о том, что Самко В.А. на дату проведения общего собрания участников ООО “Глори” участником общества не являлся, ошибочен и основан на неправильном толковании положений Гражданского кодекса РФ и ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью”.

Согласно пункту 1 статьи 26 ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью” участник общества вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников.

Подача заявления участником общества о выходе из общества в силу пункта 2 статьи 26 названного Закона порождает правовые последствия, предусмотренные этой нормой, — доля выбывшего участника общества переходит к обществу с момента подачи соответствующего заявления.

Исходя из пункта 1 статьи 89 ГК РФ учредительными документами общества с ограниченной ответственностью являются учредительный договор, подписанный его учредителями, и утвержденный ими устав.

Заявление участника о выходе из общества является сделкой, направленной на изменение учредительного договора, которая в силу пункта 1 статьи 452 Гражданского кодекса РФ должна быть оформлена в той же форме, что и договор. Таким образом, в соответствии с законом данная сделка может быть совершена только в письменной форме.

В соответствии с пунктом 1 статьи 160 ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего его содержание и подписанного лицом или лицами, совершившими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

В имеющемся в материалах дела заявлении, представленном ответчиком, подпись истца отсутствует, что свидетельствует о несоблюдении требований к форме указанной сделки. Неподписанное заявление не может являться документом, удостоверяющим волеизъявление лица.

Следовательно, вывод суда о том, что истец подал заявление о выходе из общества и по этой причине утратил статус его участника, является ошибочным. Поэтому Самко В.А. в силу статьи 43 ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью” вправе был обжаловать решения собрания от 10 февраля 2003 года и иск должен быть рассмотрен по существу.

При таких обстоятельствах обжалуемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении норм права, что в соответствии с пунктом 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса РФ является основанием для их отмены.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 2 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса РФ, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ постановил: решение суда первой инстанции от 15.12.2003, постановление суда апелляционной инстанции от 16.02.2004 Арбитражного суда Приморского края по делу № А51-12772/0334-108 и постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 22.06.2004 по тому же делу отменить.

5. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в составе рассмотрела в судебном заседании от 29 апреля 2003 года надзорную жалобу открытого акционерного общества “Престиж” на решение Борисоглебского городского суда от 21 октября 1997 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 31 марта 1998 года и постановление президиума Воронежского областного суда от 5 августа 2002 года по иску С.Т.С., Т., Б. к АООТ “Престиж” и С.В.И. об исключении из числа учредителей и иску Б. и Т. к ТОО “Маркет” о признании частично недействительными учредительных документов, переданную с делом в надзорную инстанцию определением судьи Верховного Суда РоФ от 7 апреля 2003 года, исследовав материалы дела, заслушав объяснения представителей Т. — Емельяненко В.И. и Бородина А.П.

11 августа 1992 г. было учреждено ТОО “Коммерческая фирма “Маркет”. Его участниками стали 18 работников магазина № 13 и акционерное общество “Престиж”. От имени АО “Престиж” учредительный договор подписал его генеральный директор С.В.И. Он же был избран в дальнейшем директором ТОО “Маркет”. ТОО “Маркет” было зарегистрировано постановлением главы администрации г. Борисоглебска № 1131 от 20 августа 1992 г.

Учредительным договором было предусмотрено, что АО “Престиж” должно внести в уставный фонд 80000 руб., а остальные учредители должны внести в уставный фонд — 120000 руб.

Учредители — физические лица внесли денежный вклад в уставный фонд в сентябре 1992 г., акционерное общество “Престиж” внесло денежный вклад в уставный фонд товарищества в марте 1994 г.

В ноябре 1994 г. участники ТОО “Маркет” Б., Т. и В. обратились в суд с иском о признании частично недействительными учредительных документов.

В ноябре 1996 г. Б. и Т. дополнили свои требования. Просили исключить АО “Престиж” и С.В.И. из числа учредителей ТОО “Маркет”. С аналогичным требованием обратилась в суд С.Т.С.

В обоснование своих требований истцы сослались на то, что АО “Престиж” незаконно включено в качестве учредителя ТОО “Маркет”. При включении АО “Престиж” в число учредителей ТОО “Маркет” директор акционерного общества превысил свои полномочия. Учредительный взнос АО “Престиж” внесло несвоевременно.

Ответчики иск не признали.

Решением Борисоглебского городского суда от 21 октября 1997 г. постановлено: учредительный договор от 11 августа 1992 г. о создании товарищества с ограниченной ответственностью “Коммерческая фирма “Маркет” и устав товарищества с ограниченной ответственностью “Коммерческая фирма “Маркет” признать недействительными в части распределения голосов учредителей и в части участия открытого акционерного общества “Престиж” в качестве учредителя, исключив его из числа учредителей товарищества с ограниченной ответственностью “Коммерческая фирма “Маркет”. В исключении С.В.И. из числа учредителей ТОО “Маркет” отказать.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 31 марта 1998 г. решение суда оставлено без изменения.

Постановлением президиума Воронежского областного суда от 5 августа 2002 г. протест и.о. прокурора Воронежской области на указанные судебные постановления отклонен.

Признавая недействительными учредительный договор и устав ТОО “Коммерческая фирма “Маркет” об участии акционерного общества “Престиж” и исключении его из товарищества, суд исходил из того, АО “Престиж” не выполнило условий учредительного договора о перечислении взноса в уставный фонд ТОО “Маркет”, а вопрос об участии АО “Престиж” в товариществе не обсуждался собранием акционеров.

С данными выводами согласились суды кассационной и надзорной инстанций.

Однако при рассмотрении дела судом были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, что является в силу ст. 387 ГПК РФ основанием к отмене судебных постановлений в порядке надзора.

В основу решения суда положен п. 18 учредительного договора товарищества, который предусматривает, что за невыполнение условий договора в части сроков перечисления и размеров паевого взноса виновный учредитель выбывает из числа учредителей предприятия. Между тем суд не учел, что в товариществах никогда не существовало паевого взноса.

В учредительных документах товарищества упоминаются следующие виды вложений:

-денежные вклады в уставный фонд;

-учредительный взнос в товарищество;

-паевой взнос в имущество товарищества;

-иные взносы.

В п. 4.2 и 4.3 устава товарищества паевой взнос описывается как вложение имуществом в натуральном виде, этот же паевой взнос именуется как материальный взнос. Определение паевого взноса и его денежная оценка отнесены к компетенции совета предприятия либо общего собрания учредителей (п. 4.2, 4.3 устава товарищества), которые не принимали решения о формировании имущества товарищества за счет паевого взноса, то есть имущественных вложений в натуральном виде. В учредительных документах товарищества не указывалась обязанность учредителей по внесению паевого взноса. Поскольку не существует обязанности по внесению паевого взноса, вина акционерного общества “Престиж” в нарушении п. 18 учредительного договора отсутствует.

Что касается денежного вклада в уставный фонд, определенного учредительными документами, то АО “Престиж”, как видно из материалов дела, такой вклад внесло полностью.

Кроме того, из содержания учредительных документов товарищества следует, что они вообще не содержат описания процедуры и правовой природы выбытия из товарищества за невнесение паевого взноса. Сроки перечисления паевого взноса в учредительном договоре не указаны. АО “Престиж” не подавало в товарищество заявление о выбытии из товарищества, в то время как выбытие из товарищества возможно только на основании заявления его участника. Истцы же просили исключить АО “Престиж” из товарищества.

Таким образом, суд ошибочно применил п. 18 учредительного договора.

В учредительном договоре определены лишь сроки внесения учредительного взноса. При этом не определена ответственность за его несвоевременное внесение (п. 12 договора).

Постановлением Совета Министров СССР от 19 июня 1990 г. № 590 “Об утверждении Положения об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью”, действовавшим на момент возникновения спорных правоотношений, была предусмотрена ответственность за несвоевременное внесение вклада в уставный фонд только в виде уплаты 10 процентов годовых с недовнесенной суммы (п. 66).

Исключение из товарищества возможно за виновное поведение участника, который своими действиями грубо нарушает требования закона и учредительных документов товарищества, создает препятствия в деятельности товарищества, влекущие для него неблагоприятные последствия.

Доказательств того, что со стороны АО “Престиж” были совершены именно такие действия, в решении не приведено.

К участию в деле в качестве третьих лиц не были привлечены все участники товарищества.

Вывод суда о том, что генеральный директор АО “Престиж” С. не имел права подписывать учредительный договор о создании товарищества без согласия совета директоров или общего собрания акционеров, вносить взнос в уставный капитал товарищества, является несостоятельным, поскольку акционерное общество, его органы управления не ставили вопрос о незаконности действий генерального директора, в том числе об участии АО “Престиж” в товариществе.

Решение суда является противоречивым, поскольку содержит взаимоисключающие выводы о признании недействительными учредительного договора и устава товарищества в части участия в нем АО “Престиж” и одновременно об исключении АО “Престиж” из учредителей товарищества, что влечет разные правовые последствия. Признание учредительных документов недействительными влечет приведение сторон в первоначальное положение, а исключение учредителя из товарищества предусматривает выплату товариществом денежной доли его участнику пропорционально вкладу в уставный капитал.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 387, 388 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ определила: решение Борисоглебского городского суда от 21 октября 1997 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 31 марта 1998 г. и постановление президиума Воронежского областного суда от 5 августа 2002 г. в части признания недействительными учредительного договора и устава ТОО “Коммерческая фирма “Маркет” об участии акционерного общества “Престиж” и исключении его из товарищества отменить, дело в указанной части направить на рассмотрение в суд первой инстанции.