Практика применения договоров мены

(дополнительные документы)

Обобщением наиболее часто встречающихся спорных ситуаций при применении гражданских правовых договоров занимается Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ. Непосредственно практике применения договоров мены посвящено Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 сентября 2002 г. № 69 “Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены”.

Так, в соответствии с выработанными рекомендациями при обмене недвижимым имуществом право собственности на него возникает у стороны договора только с момента государственной регистрации ею прав на полученную недвижимость.

Например, Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском об освобождении общественной организацией (арендатором) здания, переданного обществу кооперативом по договору мены, в связи с истечением срока договора аренды.

Ответчик просил суд производство по делу прекратить на основании п. 1 ст. 85 АПК РФ, ссылаясь на то, что общество и кооператив обменялись недвижимым имуществом и право собственности возникнет у каждого из них в силу ст. 570 ГК РФ одновременно с регистрацией ими прав на недвижимость. Поскольку кооператив свои права на полученную недвижимость не зарегистрировал, то право собственности к обществу также не перешло, следовательно, оно не может быть истцом по данным спорным отношениям.

Как следовало из материалов дела, переданное кооперативом обществу по договору мены здание общественная организация занимала несмотря на истечение срока договора аренды, заключенного с прежним собственником здания. Это и явилось основанием для обращения общества в арбитражный суд с иском о принудительном освобождении организацией указанного здания.

Суд в удовлетворении искового требования отказал, сославшись на то, что общество не является надлежащим истцом.

Несмотря на то, что здание передано обществу по акту приема-передачи и право собственности на него зарегистрировано в установленном порядке, к обществу согласно ст. 570 ГК РФ перейдет право собственности только после регистрации своего права на недвижимость другой стороной по договору мены. Поскольку кооператив свои права на недвижимость не зарегистрировал, истец не является собственником здания и не может ставить вопрос об освобождении ответчиком спорного помещения.

Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции отменил, исковое требование удовлетворил по следующим основаниям.

Установленное п. 1 ст. 551 ГК РФ правило о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость и норма о том, что такое право у приобретателя возникает с момента регистрации прав на нее (п. 2 ст. 223 Кодекса), применяются, если иное не установлено законом.

Согласно ст. 570 Кодекса право собственности на обмениваемые товары переходит к сторонам, выступающим по договору мены в качестве покупателей, одновременно после исполнения обязательств передать соответствующие товары обеими сторонами, если иное не предусмотрено законом или договором.

При наличии двух диспозитивных норм, каждая из которых устанавливает самостоятельный порядок возникновения прав собственности на недвижимость, отдается предпочтение норме, осуществляющей специальное регулирование.

Поскольку ст. 223 ГК РФ устанавливает, что право собственности у приобретателя имущества, подлежащего государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации, а указанная статья по отношению к статье 570 ГК РФ является специальной, то для каждой стороны по договору мены моментом перехода права собственности при обмене недвижимым имуществом является регистрация ею прав на полученную недвижимость независимо от того, произведена ли такая регистрация другой стороной.

Таким образом, с момента регистрации обществом своего права на недвижимость оно вправе ставить вопрос об освобождении общественной организацией спорного здания.

При невозможности определить по договору мены наименование или количество товара, подлежащего передаче одной из сторон, договор считается незаключенным.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к агрофирме о взыскании стоимости переданного трактора, убытков, вызванных его доставкой, и процентов в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

Ответчик против исковых требований возражал, ссылаясь на то, что они не вытекают из содержания договора.

Суд исковые требования удовлетворил, исходя из следующего.

Согласно материалам дела сторонами подписан договор мены, по условиям которого общество обязалось передать агрофирме трактор в обмен на продукцию, наименование, ассортимент и количество которой подлежали дополнительному согласованию в течение десяти дней с момента подписания договора.

Общество свои обязательства по передаче трактора выполнило. Поскольку на его предложение о необходимости согласования наименования, ассортимента и количества продукции агрофирма не ответила и установленный договором для этого срок истек, общество обратилось в суд, полагая, что к отношениям сторон, связанным с передачей трактора, должны применяться нормы, регулирующие договор купли-продажи.

По мнению суда, у покупателя возникло обязательство оплатить товар по истечении срока, установленного сторонами для согласования условий договора по обязательствам агрофирмы.

Неисполнение этой обязанности является основанием для привлечения агрофирмы к ответственности, предусмотренной ст. 395 ГК РФ.

Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции отменил, сославшись на следующие доводы.

В подписанном сторонами договоре не определены условия о предмете договора (наименование и количество). При их отсутствии договор в соответствии со ст. 432 ГК РФ является незаключенным.

В связи с изложенным суд кассационной инстанции договор мены признал незаключенным, требования истца удовлетворил в части взыскания стоимости переданного трактора и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Ненадлежащее исполнение стороной по договору мены своих обязательств не может служить основанием для предъявления к ней иска о взыскании убытков в соответствии с нормами о неосновательном обогащении.

Торгово-финансовая компания обратилась в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о взыскании убытков, причиненных ненадлежащим исполнением обязательств по договору мены, а также на основании ст. 1105 ГК РФ убытков в связи с изменением стоимости переданных ответчику продовольственных товаров.

Суд исковое требование в части взыскания убытков, причиненных ненадлежащим исполнением ответчиком договорных обязательств, удовлетворил.

Как следует из материалов дела, компания и общество заключили договор мены, в соответствии с которым истец обязался передать другой стороне продовольственные товары, а последняя в порядке исполнения встречного обязательства — картон в течение 30 дней со дня передачи ей указанных товаров.

Общество после получения продовольственных товаров свои обязательства в обусловленный договором срок выполнило частично.

В связи с этим компания потребовала взыскания с ответчика в соответствии со ст. 393 ГК РФ убытков, причиненных ненадлежащим исполнением обязательств (разницы в стоимости переданных товаров и полученного в обмен картона), а также возмещения убытков на основании ст. 1105 Кодекса, образовавшихся, по ее мнению, вследствие повышения стоимости переданных продовольственных товаров к моменту предъявления иска.

Истец полагал, что по истечении тридцатидневного срока, в течение которого ответчик должен был исполнить свое обязательство, между сторонами возникли отношения, регулируемые нормами о неосновательном обогащении. Поэтому в соответствии с положениями ст. 1105 ГК РФ у него возникло право на взыскание указанных убытков.

Между тем истец передал ответчику продовольственные товары во исполнение заключенного сторонами договора мены. Возврату данные товары не подлежали. Их цена, поскольку договором не предусмотрено иное, согласно статье 568 ГК РФ предполагается равноценной передаваемому в обмен картону, то есть неизменной. Поэтому неисполнение стороной по договору мены встречного обязательства в полном объеме является основанием для применения к ней ответственности в виде убытков, связанных с ненадлежащим исполнением обязательств по договору.

Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции оставил без изменения, жалобу — без удовлетворения.

Передача каждой из сторон договора товаров контрагенту сама по себе не свидетельствует, что между ними сложились отношения по договору мены.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к государственному предприятию о взыскании стоимости переданных товаров и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Как следует из материалов дела, сторонами заключен договор, во исполнение которого общество должно было передать предприятию средства защиты растений, а последнее — оплатить указанный товар по цене, предусмотренной договором, или передать в обмен обществу на сумму долга соответствующее количество яблок при условии согласования с последним их ассортимента в самостоятельном порядке.

Общество свои обязательства исполнило.

Предприятие без согласования с истцом вопроса об ассортименте передало последнему пять тонн яблок на сумму, равную стоимости полученных средств защиты растений.

При этом, возражая против исковых требований, ответчик утверждал, что расчеты за полученный им товар произведены полностью. Общество яблоки приняло (пустило их в переработку), поэтому этот данный факт должен рассматриваться как согласованные действия сторон по реализации условия договора о возможности расчетов между ними путем передачи истцу яблок, а возникшие в связи с этим отношения — как отношения, подпадающие под действие норм, регулирующих договор мены.

Истец настаивал на том, что предприятие не произвело с ним расчет за переданные средства защиты растений, а факт передачи ему яблок к заключенному сторонами договору отношения не имеет, поскольку такая передача допускалась только после согласования сторонами вопроса об их ассортименте и, следовательно, из договора не вытекает.

Что касается переработки яблок, то данные действия истец вынужден был произвести после безуспешных попыток урегулировать с ответчиком отношения в соответствии со ст. 514 ГК РФ (ответственное хранение товара, не принятого покупателем).

Суд исковые требования удовлетворил по следующим основаниям.

Передача предприятием яблок в порядке обмена могла быть реализована ответчиком только при соблюдении условий, содержащихся в договоре. Поскольку яблоки были переданы истцу без согласования их ассортимента, то возникшие между сторонами отношения не могут рассматриваться как отношения, вытекающие из договора мены.

Действия ответчика по передаче яблок при сложившихся обстоятельствах не освобождают его от обязанности произвести оплату за полученные от общества средства защиты растений. Следовательно, исковые требования о взыскании с предприятия стоимости переданных товаров и процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ являются правомерными.

Суд кассационной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения, кассационную жалобу ответчика — без удовлетворения.

Обмениваемые товары признаются неравноценными, если это прямо следует из условий договора или вытекает из согласованного волеизъявления сторон.

Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к предприятию о взыскании разницы в стоимости обмениваемых товаров и процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

Как следует из материалов дела, сторонами заключен договор мены, в соответствии с которым общество передало предприятию по согласованной спецификации несколько автомобилей, а последнее передало истцу по такому же документу автомобильные шины.

Исходя из сумм, указанных в спецификациях, стоимость обмениваемых товаров была неодинакова.

После исполнения сторонами своих обязательств по передаче товаров общество потребовало от предприятия выплаты разницы в стоимости поставленных и полученных товаров.

Получив отказ в удовлетворении своей просьбы, общество обратилось в арбитражный суд, который исковые требования признал обоснованными со ссылкой на то, что наличие в спецификациях к договору или иных документах, являющихся неотъемлемой его частью, условий, свидетельствующих о разной цене обмениваемых товаров, должно признаваться как условие об их неравноценности.

Согласно ст. 568 ГК РФ товары предполагаются равноценными, если из договора мены не вытекает иное. Поэтому равноценными могут признаваться обмениваемые товары в случае отсутствия в договоре или иных документах, являющихся его неотъемлемой частью, данных о цене.

Поскольку в спецификациях указана разная стоимость обмениваемых товаров, то у предприятия, получившего товар большей стоимости, возникает обязанность оплатить разницу в цене. При задержке или отказе от оплаты наступает ответственность, предусмотренная ст. 395 ГК РФ.

Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции отменил, в удовлетворении исковых требований отказал по следующим мотивам.

Договор мены является сделкой, особенностью которой является передача в собственность одного товара в обмен на другой (ст. 567 Кодекса).

В соответствии со ст. 568 ГК РФ товары, подлежащие обмену, предполагаются равноценными (презумпция равноценности), если из договора мены не вытекает иное.

Содержащиеся в договоре мены или иных документах, являющихся его неотъемлемой частью данные о неодинаковых ценах сами по себе не свидетельствуют о неравноценности обмениваемых товаров. Одного этого факта недостаточно для утверждения того, что стороны заключили договор в отношении неравноценных товаров. Правильная оценка сложившимся между сторонами отношениям может быть дана только после выяснения воли сторон по затронутому вопросу.

Поскольку стороны в договоре прямо не оговорили, что обмениваемые товары неравноценны и из его содержания не следует, что воля сторон была направлена на обмен неравноценными товарами, требование закрытого акционерного общества о денежной компенсации, основанное на ценах, содержащихся в спецификациях, неправомерно.

Что касается взыскания процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ, то такое требование также не подлежит удовлетворению, так как между сторонами при указанных обстоятельствах денежные обязательства возникнуть не могли.